ПРОЗА,  ТВОРЧЕСКАЯ МАСТЕРСКАЯ

Когда на душе воет ветер и скребут кошки, полезно углубиться в себя, чтобы увидеть, что же мешает сегодня расправить крылья и… с удовольствием разобрать шкафы и вымыть окна.

 Странно, но разборы завалов в душе и в квартире почему-то всегда совпадают по времени. Вот и сегодня пришлось выбирать: разобраться со старыми проблемами в себе или в ящиках секции кухонной мебели.

 Было слышно, как соседи укладывают спать маленькую дочурку. Шуметь в квартире уже было неуместно. А «ветер и кошки» в районе сердца продолжали свою нудную песню.

 Максимально расслабившись, я почувствовала себя, лежащей на склоне крутой горы. Боль и скорбь окутывали мое тело, и возникло желание любви и тепла. И…передо мной опять стоял выбор: скатиться или остаться.

 «О, забралась!» – фыркнула шальная мысль, и голос её был очень похож на голос одной знакомой, у которой все мои находки, достижения и приключения стояли поперёк горла. От неожиданности, а может быть по привычке, я медленно покатилась вниз. «Альпинисты стремятся в горы и радуются каждой покоренной вершине, – сопротивлялось что-то во мне, – а я чем хуже? Почему собираюсь в угоду кому-то скатиться к подножию? Конечно, там безопаснее… но какой в этом толк? Почему бы, напротив, не подняться ещё выше?!»

 Я продолжала спорить с собой, как вдруг кто-то большой и сильный мягко поднял меня на руки и понёс вверх, успокаивая и подбадривая. Какое-то время перед моими глазами мелькали прошлые сны, кадры жизненных передряг… но вскоре душе стало легче – боль покидала её. Ещё мгновение, и Незнакомец посадил меня в кресло, укрыл своим плащом и мягко сказал: «Слушай. Слушай и запоминай». И ушёл. Я огляделась. Театр!

 Играл оркестр, на сцене в облаках белого тумана разворачивался ещё не доступный моему пониманию сюжет. Невольно я стала напевать незнакомую, какую-то удивительно лёгкую и вместе с тем возвышенную мелодию. Боль отступила совсем, и появилось странное ощущение – ещё не проявленное ни в звуках, ни в образах, но уже осязаемое, ещё не рождённое, но уже живое. Из полумрака зала вновь возник Незнакомец и шепнул на ухо: «Эта музыка – твоя. Это твоя «Драма бессмертия». Ты напишешь её позже». Улыбнулся и снова исчез. А музыка уже звучала в полную силу. Три голоса, сопровождаемые аккордами фортепиано, то сливались в один, то расходились, разбегались, разлетались в разные стороны, но всегда снова находили и поддерживали друг друга. В центре сцены из марева облаков выплывали странные тени (то ли люди, то ли животные), возникали сказочные города, удивительные храмы… Они проступали и снова таяли в газовой дымке.

 Как-то незаметно, словно из ниоткуда, появилась балерина, в таком же как дымка белом полупрозрачном покрове. Легкая, почти невесомая, она плавно двигалась по самому краю сцены, то чуть склоняясь в сторону зрительного зала, то погружаясь в миражи. Музыка то замирала, то снова  пробуждалась странными, чарующими душу звонами. Мир, казалось, вытянулся в тонкую струну, по которой грациозно двигалась девушка.

В какой-то момент зыбкая грань между тем, что я считала реальностью и нереальным исчезла, и действо ворвалось в мою душу. Сцена, музыка, девушка, миражи… этот острый, такой острый край сцены!.. Мне хотелось не просто рыдать – кричать. Я впилась руками в подлокотники театрального кресла и оцепенела от догадки. Балет?! Театр?! Да это же сама Жизнь хрупкой девушкой, чуть прикрытой газовой вуалью, ступает по краю – по тонкому краю мира!

 Неожиданно и настойчиво зазвучали голоса людей. Хор? Молитва!.. Великая молитва Жизни звучала многоголосием под небом, куполом, простёртым над этой удивительной сценой. Миг! Один только миг, и слёзы, душившие меня в течение многих лет, хлынули потоком, заливая плащ и пол. Слёзы текли и впадали в огромный величественный океан, разливавшийся изумрудно-синей бесконечностью под таинственным небосводом.

 Девушка продолжала балансировать на краю сцены.  Внезапно её руки  взметнулись над головой. Под торжественные звуки органа девушка бесстрашно развернулась лицом к бушующей на сцене стихии, а затем, словно желая окончательно освободиться от земного притяжения, вскинула ногу и напряженно  замерла  на самом краю пропасти.

Замер зал.  Выдохнула музыка.  И в этой наступившей глубокой тишине меж двумя великими океанами метрономом застучало сердце, наполняя пространство дыханием жизни и вдохновения.

Я открыла глаза. В доме было темно и тихо, но где-то в недрах неизведанного мира моей души звучала не написанная ещё месса рождения новой жизни.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.